Филателистическое

Как уже заметили все, кому я отправлял материальные плюшки, начиная с какого-то момента (точно не помню, с какого именно, но где-то это то ли в конце 2017 года началось, то ли в начале 2018), все бандероли я нынче оплачиваю почтовыми марками, не относящимися к категории "стандартов". Тематика у этих марок бывает самая разная — футбольный чемпионат, самолёты и мотоциклы, всякие собаки, кошки, растения, искусство, достопримечательности, ну в общем что под руку попалось :-) — лишь бы только не набившие оскомину "кремли" и эти вот новомодные "гербы-орлы", поступившие на почту с полгода назад взамен кремлей (кстати, если интересно, орлы эти откровенно сплагиачены с почтовых марок дореволюционной России начала XX века, только те были поразноцветнее и посимпатичнее, если уж честно).

Марки, не относящиеся к "стандартным" — юбилейные, тематические, художественные и прочие в таком духе — филателисты называют коммеморативными. Стоят они ровно столько же, сколько и "стандарты" — то есть свой номинал; таким образом, никаких дополнительных расходов оплата бандеролей коммеморативками не влечёт, но при этом не знаю как вам, а мне намного приятнее взять в руки почтовое отправление, украшенное художественно эстетичными знаками оплаты, нежели безликими и сугубо утилитарными "стандартами", причём это касается и отправлений, уже прошедших почту, изгвазданных штемпелями и служебными отметками — коммеморативки, судя по всему, специально делают так, чтобы они сохраняли эстетичный вид даже под штемпелями.

Дальнейшее вряд ли будет интересно нефилателистам, поэтому дам ещё один совет широкой публике (точнее, получателям материальных "плюшек"), а остальную часть текста спрячу "под cut". Так вот, если конверт от бандероли, в которой вам приехали книжки, не выбрасывать, а сохранить (и желательно его при этом аккуратно вскрыть, например, разрезав клапан с задней стороны или вообще отклеив его, это иногда возможно), то лет эдак через двадцать он может обрести ощутимую коллекционную ценность, небольшую, но и не нулевую, и заведомо бОльшую, чем если марки от него отодрать (тем более что адекватно отделить их вы всё равно не сможете, это целое искусство — но даже если отделите, то просто гашёными марками, на которых не разобрать детали штемпеля, мало кого можно удивить). Причины потенциальной ценности этих конвертов подробно объясняются ниже, но если не интересно, можете не читать :-)

Большинство людей, незнакомых с филателией, уверены, что объектом коллекционирования там выступают только сами марки как таковые, но это совершенно не так. В частности, у филателистов есть специальный термин «целая вещь», он обозначает буквально конверт, пакет или открытку с наклеенными марками, погашенными почтовым штемпелем; если марка на конверт или открытку не наклеена, а напечатана, то такой предмет называется уже не «целой вещью», а «цельной». Чаще всего при этом речь идёт о спецгашениях, то есть штемпель, которым погашены марки, оказывается тоже "непростой", но это не всегда и не обязательно: простой конверт, переживший путешествие через почтовые сортировочные центры, тоже вполне себе является «целой вещью», и есть отдельное направление в филателии, посвящённое коллекционированию именно таких артефактов. Направление не так чтобы очень популярное, но оно есть.

Ценятся при этом в основном либо ЦВ, в составе которых использованы редкие марки (например, выпущенные ограниченным тиражом), либо отправленные по почте в какую-то особую дату. В какой-то из книг, посвящённых филателии, я встречал такой умозрительный пример. Представьте себе конверт от письма, отправленного из Киева в Минск 22 июня 1941 года (с соответствующей датой на штемпеле). Такой артефакт может стать не просто украшением любой коллекции, посвящённой второй мировой войне или просто истории СССР, он, собственно говоря, попросту затмит всё остальное, что в такой коллекции может оказаться, и будет совершенно неважно, какая на нём марка и в каком состоянии сам конверт — лишь бы штемпель с датой и названием города читался однозначно.

Конечно, несчастные оболочки от бандеролей, не привязанные ни к каким датам и уж точно не несущие на себе редких марок, серьёзной ценности представлять не могут, и многие филателисты вам скажут, что их вообще можно спокойно выбросить, такое всё равно никогда никому не будет интересно. Но я с ними, как ни странно, не соглашусь. А вот чтобы обосновать свою точку зрения, мне придётся кое-что рассказать из жизни и наблюдений.

Когда-то давно, ещё до поступления в университет, я довольно серьёзно занимался филателией, но потом стало не до того, и я с этим делом прочно "завязал", если не ошибаюсь, в 1992 или 1993 году. Сейчас я, в общем и целом, удивился, насколько за эти годы упала популярность филателии, во всяком случае, в России. Взять хотя бы те же спецгашения. Когда-то на московском почтамте в дни спецгашений творилось натуральное столпотворение, содом, гоморра и катастрофа — желающим получить вожделенный оттиск спецштемпеля приходилось выстаивать в очереди по пять-шесть часов (ни фига не преувеличиваю: мой дед когда-то решил сделать мне, на тот момент ещё совсем мелкому и понятия не имевшему о спецгашениях, подарок, поехал на почтамт и честно выстоял эту очередь — таки да, заняло пять часов); когда почтовикам весь этот бардак надоел, на Красных воротах, т.е. примерно в километре от почтамта, появилось специальное учреждение, формально считавшееся отделом почтамта — пункт спецгашений, а чтобы хоть как-то уменьшить давку и очереди, штемпель, формально предназначенный для применения в течение одного дня, там оставался доступен две недели. По правде говоря, в первые два дня каждого гашения там всё равно бывало очень тесно, поскольку многие хотели не просто получить на конверт с маркой оттиск штемпеля, а пропустить этот конверт через почту (посылали их в большинстве случаев сами себе), при этом на конверте появлялся ещё и обычный штемпель "москва-почтамт" с датой, и это можно было сделать сначала только в первый день, потом коллекционерам пошли навстречу и продолжали на второй день гашения "подкручивать" дату календарного штемпеля, чтобы он совпадал с датой спецгашения.

Всей дальнейшей истории я, увы, не знаю, поскольку почти 30 лет не интересовался происходящим в этой области — помню только, что лет пятнадцать назад случайно забрёл туда, где раньше располагался этот пункт спецгашения, и его там не обнаружил; но, в общем, никакого значения этому не придал, поскольку филателией давно уже не увлекаюсь (ну, мало ли, перенесли куда-нибудь). А решение перейти на оплату бандеролей коммеморативками у меня возникло довольно спонтанно: в окрестностях футбольного чемпионата на нашей районной почте вдруг появились марки, этому чемпионату посвящённые, ну я и подумал, а почему бы и нет. Но чемпионат прошёл, на почте опять остались одни "стандарты", а я уже успел войти во вкус; когда запас коммеморативок у меня благополучно иссяк, встал вопрос, где их теперь брать, и за неимением лучшего я отправился на почтамт, надеясь, что уж там-то, конечно, нормальные марки есть, ибо если не там, то где же вообще.

Первое, что меня крайне неприятно удивило — это то, что в обычных окошках, где обслуживают клиентов, марок в продаже не оказалось; я привык, что на почте (а это же не просто почта, это целый почтамт) марки продаются везде — но увы, мои представления, как оказалось, устарели. На сколько лет они устарели — не знаю, может, на пять, а может, и на все двадцать. Вторым поводом для удивления стало то, что сотрудники почтамта, которым я адресовал соответствующий вопрос (а где, собственно, тут купить марки), не то что не знали, как на него ответить, но и не сразу поняли, чего я вообще хочу.

На всякий случай — нет, чёрт подери, это никоим образом не нормально. От моего давнего увлечения филателией сейчас остался один рудимент — когда я попадаю в какой-нибудь другой город, особенно иностранный, я, если хватает времени, оттуда стараюсь послать сам себе открытку. Ну, типа, такой вот документ — здесь был Вася, то есть, простите, Андрей. Всё-таки документальная фиксация места и даты — и, надо сказать, очень дёшево. Так вот, в большинстве стран, куда меня заносило, коммеморативные марки есть на любой почте, даже в самой что ни на есть глубинке; больше того, скажем, в Праге на почтамте я вообще не обнаружил ничего похожего на "стандарты", там были только коммеморативки. А тут, эээээ.... вот.

Через некоторое время я таки нашёл отдел, торгующий коммеморативом, точнее, отдел, который должен им торговать, судя по выставленному на витрине. Одна трудность — в этом отделе никого не было, электронная очередь его не охватывала, и никто, как водится, ничего не знал. Когда я уже успел в достаточной степени разозлиться, нашлась какая-то дама, не имевшая к тому отдела отношения, но случайно знавшая, что там, видите ли, перерыв с двух до трёх (при том что весь почтамт работает круглосуточно и без перерывов, а на самом отделе о его графике работы не было написано ни слова). Времени было как раз четверть третьего, то есть я попал наиболее неудачным способом. Ждать 45 минут мне в тот раз было не с руки, пришлось туда приехать ещё раз в другой день; в этот раз я набрал марок сразу на пару тысяч, чтобы не мотаться туда зазря. Заодно задал продавцу сакраментальный вопрос, почему всего этого нет ни у обычных операторов (им что, стандарты больше нравятся?!) и какого дьявола коммеморатив практически не появляется в продаже на обычных районных почтах. Ответ был на удивление прост: они, видите ли, не хотят. Типа, со стандартом работать проще.

Ага, конечно. Незадолго до минувшего нового года я отправлял кому-то очередную книжку, и так получилось, что мне оказалось удобнее отправить её не со своей районной почты, а из отделения, расположенного в главном здании МГУ. Так там женщина-оператор, увидев на моём конверте марку "С новым годом", позвала коллег полюбоваться на это чудо. Где вы, говорит, такие марки достали? Ну, отвечаю, мол, на почтамте. Ага, а нам, говорит, не дают, как мы ни просим. А я, говорю, на почтамте спрашивал, так там сказали, что вы сами не хотите. Ну тут уже сотрудники почты натуральным образом и прямо-таки хором возмутились — это мы-то не хотим?!

К чему я это всё? Есть один интересный момент: серьёзные коллекционеры обычно не собирают ничего такого, что выпускается специально для коллекционирования. Например, советские "олимпийские" рублёвые монеты всё-таки в обороте присутствовали, то есть такую монету вам могли в кассе магазина дать сдачей, скажем, с трёшки. Очень редко, но это всё-таки бывало. Поэтому у нумизматов эти монеты довольно популярны. А вот такие монеты, которых в обороте не было в принципе, то есть вообще — которые изначально продавались только в профильных магазинах для коллекционеров по ценам, в разы (а иногда и в сотни, и в тысячи раз, если говорить о всяких золотых и серебряных монетах) превышавшие номинал, интересуют сильно не всякого нумизмата. Почему? Потому что "какие же это монеты, если их не было в обороте -- это просто сувениры, зачем их собирать". С марками, естественно, то же самое: коллекционеров не интересуют красиво разрисованные бумажки, их интересуют знаки почтовой оплаты. Есть в мире энное количество мелких государств, от имени которых некие странные фирмы, обычно для порядка заключившие с правительствами этих стран какие-то соглашения, выпускают очень красочные почтовые марки — которые, разумеется, в принципе не предназначены для оплаты почтовых отправлений; например, есть такая страна Бутан, там даже почты толком нет, зато одно из самых ярких воспоминаний моего филателистического детства — серия "марок" этого вот Бутана со всякими сюжетами космической тематики, примечательных тем, что они были стереоскопическими, с псевдообъёмным изображением, как на календариках. Жаль, что ни одной из них у меня не сохранилось — офигенная иллюстрация на тему "не трогай бяку". Заинтересовать такие "марки" могут разве что детей младшего школьного возраста, да только кто же нынче собирает марки.

Ну а чего их, спрашивается, собирать? Подумаешь, какие-то странные бумажки, пусть и симпатичные, но стоят при этом кучу денег. Во времена моего детства можно было прийти на почту отправлять заказное письмо, и там на него наклеили бы коммеморативку, потому что за стандартом лезть дальше. Марки продавались в журнальных киосках, в магазинах канцелярских принадлежностей, да где они только не продавались. Тогда письма часто приходили оплаченные художественными марками, и всем было ясно, что это именно знаки почтовой оплаты, а номинал марки — это деньги, заплаченные за будущую почтовую услугу. Это естественным образом подогревало интерес, многие начинали собирать, потом большинство, конечно, это дело бросало (что вполне естественно), но кто-то и оставался.

Сейчас судя по тому, что я вижу, в массовом сознании "красивые" марки вообще перестали ассоциироваться с почтовыми отправлениями, публика, похоже, уверена, что есть вот такие странные люди, которые собирают марки, специально для этих людей марки и печатают, а зачем вообще марки нужны — фиг их знает, мало ли на свете странных людей. Лично я за последние лет двадцать не видел почтовых отправлений, оплаченных коммеморативками, кроме тех, которые отправил сам. Пардон, поправлюсь — российских почтовых отправлений. Иностранные — видел, и много. А в России почта, похоже, задалась целью извести филателию как явление.

Кстати, знаете, что в итоге стало с тем "пунктом спецгашения"? Сейчас спецгашения снова проводят прямо на почтамте, причём как раз там, где и коммеморативки продают. Я по тематическим форумам полазил — говорят, в дни гашений очереди вроде и есть, но небольшие. Что это значит? Что людей, интересующихся спецгашениями, за минувшие тридцать лет стало примерно на два порядка (то есть раз эдак в сто) меньше. Вот, видимо, и закрыли этот пункт спецгашений, когда он тупо перестал быть рентабельным. А ведь раньше, надо полагать, он не просто окупался — он натурально генерировал постоянный поток бабла. Ну вот представьте: почта напечатала очередную марку. Себестоимость марки — условно говоря (если в нынешних ценах) рубль за лист, совокупный номинал этого листа — рублей пятьсот. И тут прибегает толпа коллекционеров, покупают эту марку (между прочим, и не по одной, и не по десятку — в приснопамятные времена народ их в дни спецгашений сотнями скупал), наклеивают на конверт, гасят (!) красивым спецштемпелем и кладут себе в коллекции, ну или кому-то продают, кто не в Москве живёт, но это уже не важно, важно же то, что почта эти марки продала по номиналу, а услугу, которая в этот номинал заложена, с неё уже никто не востребует.

Вот хоть убейте, не пойму, какого чёрта. Ощущение такое, что тут курицу, несущую золотые яйца, не просто зарезали, а, я даже не знаю, ну затоптали в суматохе, что ли. Бред какой-то.

Так вот, теперь собственно причина, по которой конверты от моих бандеролей могут оказаться кому-то интересны лет через двадцать. Относительно каждой почтовой марки, кроме стандартных, для которых это очевидно, всегда будет возникать вопрос, а марка ли это. То есть является ли ЭТО реально знаком почтовой оплаты, или же это просто бумажка, выпущенная для глупых коллекционеров. Конечно, оставшиеся филателисты, пока они окончательно не вымерли, обеспечат существование в природе целых вещей, прошедших почту, с каждой из выпускающихся сейчас марок. Но есть тут один нюанс. Такие ЦВ обычно относятся к категории "филателистических отправлений", то есть таких, которые очевидным образом были составлены и отправлены специально для создания объекта коллекционирования, без утилитарной цели. Признаки такого почтового отправления известны каждому филателисту: конверты и марки специально подобраны, для гашения использован спецштемпель (в большинстве случаев), совокупный номинал наклеенных марок не соответствует действующим тарифам (обычно намного больше — скажем, пересылка обычного письма сейчас стоит 23 рубля, заказного -- 50, а тут на конверт налеплена целая серия марок общей стоимостью рублей двести). Большинство филателистов ничего плохого во всём этом не видит, но вот те, кто представляет менее популярные направления (например, есть такой класс коллекций -- "история почты"), от намеренно созданных филателистических айтемов изрядно воротят нос. А проблема тут в том, что многие номиналы выпускаемых марок вообще невозможно реально (а не ради коллекционерских извращений) использовать иначе как для оплаты бандеролей весом в полкило и больше.

Ну так вот, здесь мы подбираемся к самому интересному. Поскольку коммеморативок сейчас днём с огнём не найдёшь, на почтах одни стандарты, и даже я, точно зная, что мне нужно, добыл их с некоторым трудом, я вполне допускаю, что некоторые из марок, тех, что я сейчас наклеиваю на бандероли, больше никогда и нигде в составе реальных (а не филателистических) ЦВ не встретятся. Ну, или по крайней мере будут встречаться крайне редко.

Правда, есть и отрицательный момент: представители "совсем серьёзных" направлений филателии, способные этими предметами заинтересоваться, тоже встречаются очень редко, а за грядущие двадцать лет, чего доброго, филателисты вообще вымрут как мамонты, во всяком случае в России.

Но, с другой стороны, конверт с марками — он ведь есть не просит? :-) Положите его в ящик, и пусть лежит. Ну мало ли.

Отправить комментарий

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Доступны HTML теги: <a> <em> <strong> <ins> <del> <cite> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd> <pre>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Подробнее о форматировании

CAPTCHA
Проверка на бота
Image CAPTCHA
Copy the characters (respecting upper/lower case) from the image.